Мир Холода Мир Древнего

Тринадцатого, известного в мире "Холода" под именем Огнеслав, впервые в повествовании упомянула Весняна во время обсуждения Совета Расичей. Весняна советовала обратиться к Огнеславу и даже получила одобрение Дарьяны, но Коловрат отклонил их предложение. В финале третьей книги, стоя на вершине холма, Тринадцатый изменил курс полёта шаттла с ядерными бомбами таким образом, чтобы он упал на "Эдем", где находился госсекретарь Коэн.

Цитата из книги "Холод. Неотвратимая гибель"

— Весняна?
Та невесело вздохнула, словно до последнего надеялась избежать этого вопроса, и ответила:
— Я бы попросила помощи у Огнеслава.
Судя по гробовому молчанию, повисшему в помещении, юная дикарка произнесла нечто из ряда вон выходящее. Царек нахмурился и вперил в неё тяжелый взгляд.
— Ведьма — суть ВЕДающая Мать — весьма мудрая и знающая женщина рода, а то и всей общины! И вижу я, что кто-то ещё не дорос до сего удела. Поди-ка, доченька, в детскую, да погляди, всё ли ладно с младшенькими. Мы тут с помощью Богов и Предков управимся и без тебя.
Девица едва заметно пожала плечами, мол, се ля ви, отвесила всем присутствующим низкий поклон и невозмутимо покинула собрание. Взгляды присутствующих немедленно переключились на целительницу. Та увлеченно рассматривала кружочки со свастиками, из которых состоял браслет на её запястье.
— Дарьяна! — негромко окликнул её царек. — Время дорого. Говори.
— А что я? — обреченно вздохнула та. — Я бы тоже попросила помощи у Огнеслава. — Она встрепенулась под грозно сверкнувшим взглядом царька, бодро поднялась и скромно сообщила: — Ухожу-ухожу! В детскую! — И плывущей походкой вышла из помещения.

 

Цитата из книги "Холод. Студеное дыхание"

Госсекретарь поставил ногу на подножку, собираясь влезть внутрь вездехода, как вдруг замер, прислушиваясь к собственному сознанию. Кто-то звал его. И одновременно не звал. Скорее, нечто желало обратить на себя его внимание. Оно хотело убедиться, что он видит его. Коэн нахмурился, оборачиваясь, и понял, что его телохранители, водитель вездехода и все, кто находился возле разгружающихся шаттлов, смотрят куда-то в даль. Он отошел от вездехода, закрывающего ему обзор, и проследил их взгляды. Он увидел это сразу, несмотря на дистанцию в несколько километров. Там, вдали, за нитями ограждающей «Эдем» Завесы, на вершине одного из множества холмов неподвижно застыла человеческая фигура в черной броне. Судя по тому, насколько отчетливо было видно стоящего, ростом он должен быть более четырех метров, и мощное телосложение ещё сильнее подчёркивало исходящую от него угрозу.

Внезапно госсекретарь отчетливо понял, что видит врага. Неизвестный не имел головного убора, но семидесятипятиградусного мороза для него словно не существовало, он стоял на ледяном ветру, словно скала, и смотрел на Коэна странным взглядом. Так разглядывают заползшего в хлебницу таракана перед тем, как раздавить. Госсекретарь сделал судорожный вдох, собираясь прокричать приказ охране уничтожить неизвестного всеми оставшимися у Избранных силами и средствами, как вдруг могучий гигант лениво поднял руку и указал в небо. Все задрали головы, но Коэн лишь тоскливо выдохнул. Он уже знал, что сейчас произойдёт. Государственный секретарь медленно поднял глаза и увидел, как приближающийся к «Эдему» генеральский шаттл, несущий на борту четыре термоядерных заряда мощностью в одну мегатонну каждый, внезапно дрогнул на курсе, резко завалился носом вниз и рванулся к центру «Эдема». Вокруг на все голоса зазвенели крики ужаса и мольбы к Всевышнему, Избранные бросились в разные стороны, и лишь госсекретарь остался на месте. Он точно знал, что мольбы не помогут. Он точно знал, что все заряды сдетонируют. И он точно знал, что гигант в чёрной броне не пострадает. Коэн с бессильной ненавистью смотрел на могучую фигуру древнего врага до тех пор, пока в самый центр последнего пристанища Избранных не ударил падающий шаттл, и «Эдем» поглотила ослепительная вспышка термоядерного огня.